В Харькове молодожены расписываются в бывшем концлагере

34

Невероятные приключения архитектурного шедевра.


Отечественная история – шутница известная. Но здесь она явно перестаралась: в славном городе Харькове молодожены расписываются в бывшем концлагере. Не ради оригинальности – по неведению.

Но скажи кому-нибудь об этом – неприятностей не оберёшься: да что вы несете?! Какой концлагерь? Красивейшее здание, памятник архитектуры!
Да в том то и дело, что в 1920 году бывший особняк богача Иозефовича памятником никто не считал. Семь лет от роду насчитывал тогда будущий Дворец бракосочетания. Какой уж там памятник? А вот толщину стен и надежность подвалов мог оценить каждый.

Дворец бракосочетания в Харькове

Одними из первых это сделали немцы. И не простые, а страшно революционные. На рубеже 1918 – 1919 годов в доме квартировал немецкий Совдеп – совет солдатских депутатов харьковского гарнизона.

Воины кайзера пришли к нам в апреле 1918-го. Как союзники украинцев в борьбе с большевизмом. Возможно, ими и остались бы, да в ноябре саму Германию революция захлестнула. После чего немецкая армия пошла по пути, ранее проторенному российскими вояками: красные банты, солдатские комитеты, бурные митинги. А на холоде не сильно помитингуешь! Вот и выпросили здание у украинской власти.

Очень скоро бывший особняк Иозефовича стал центром… антиукраинской деятельности. Дошло до того, что в немецком Совдепе появился постоянный представитель большевистского подполья. Именно сюда в конце 1918-го текли бурным потоком из Москвы отпечатанные на немецком языке коммунистические листовки. Да и денежки тоже.

«Окучивание» украинских союзников дало неплохие плоды. 3 января 1919 года, входившие в город советские войска встречало не только большевистское подполье, щедро снабженное немецким оружием, но и распропагандированные немцы под красными знаменами.

Однако еще с месяц после возвращения «совдепии» в доме Иозефовича грохотали пресловутые «кованые сапоги»: немецкие солдаты снаряжали совместные с красноармейцами караулы, охранявшие порядок в Харькове. До тех пор, пока не подоспели обещанные большевиками эшелоны для отправки в милый фатерлянд. За них-то и продали немцы своих украинских союзников: больно домой хотелось!

Наверное, еще больше хотелось домой тем несчастным, которых привели сюда под конвоем 15 августа 1920 года. С этого дня и по 22 февраля 1922-го в роскошном особняке располагался концентрационный лагерь.

Прошло через него не менее четырех тысяч человек – махновцев, белогвардейцев, спекулянтов, уголовников. Попадали сюда и советские служащие за недобросовестное отношение к своим обязанностям, и «буржуи», отказавшиеся платить контрибуцию.
Дом Иозефовича заселили заключенными раньше, чем успели произвести соответствующее новому назначению переоборудование. Поэтому первые два месяца бежали отсюда едва ли не толпами. 2 сентября 1920 года был зафиксирован и вовсе уникальный случай: удрали… охранники. Семнадцать милиционеров одним махом!

Менее, чем за два года, лагерь успел четыре раза сменить ведомственную принадлежность. Одно время он даже был лучшим в республике – когда подчинялся Главному управлению общественно-принудительных работ НКВД УССР. Тогда в лагере успели завести собственный театр и библиотеку для перевоспитания «классовых врагов». Впрочем, на смертность заключенных от болезней и недоедания сей отрадный факт никак не повлиял.

Кого-кого, а покойников дом Иозефовича повидал немало. Наиболее известный – покончивший жизнь самоубийством Николай Скрипник. Гроб с его телом выставили для прощания в будущем Дворце бракосочетания 8 июля 1933 года. Вся верхушка Советской Украины в почетном карауле стояла – Косиор, Постышев, Петровский, Балицкий, Чубарь.
На Сумскую, 61 гроб принесли отнюдь не случайно: в начале тридцатых там размещалось Общество старых большевиков. А Скрипник был не только «отцом» украинизации и высоким номенклатурным чином, но и коммунистом с дореволюционным стажем. Классическая революционная биография: аресты, ссылки, побеги. Да еще скитания по миру от Туруханска до Женевы.

Дворец бракосочетания 1934 год
В 1934-м Дворец бракосочетания знали под другим именем. Обратите внимание на мощный забор: почти готов лагерь.


Среди прочих, провожал Скрипника в последний путь Иона Якир, командующий войсками Украинского военного округа. Именно его именем назовут следующее учреждение, разместившееся в доме Иозефовича после роспуска Общества старых большевиков. И будет это… детский сад!

Славным именем красного командира малышня гордилась недолго: в 1937-ом выяснилось, что не такое уж оно и славное. Ибо его носитель оказался врагом народа. А вскоре и настоящие враги пришли…

Бывшая вилла Юзефовича — Дворец пионеров. 1952 год.

Красавец-особняк вернули детворе в 1944-ом. Но продолжить эксперимент с именами уже не рискнули. И разместившееся в нем учреждение назвали просто: Дворец пионеров. Между прочим, полторы тысячи ребят охватывал он кружковой работой по состоянию на октябрь 1957 года. Из если из умильных статей о Дворце выбросить идеологический мусор, то получится, что занимались там добрыми и полезными делами – от резьбы по дереву до авиамоделирования.

Нынешнюю «специализацию» бывший дом Иозефовича получил в 1963 году. Хотя циники утверждают, что, на самом деле, ему всего лишь вернули старую.
Ведь ЗАГС, как ни крути, тоже место лишения свободы…

Дворец бракосочетания, 1980-й

Источник: Едуард Зуб

Ваше мнение...
+1
0
+1
0
+1
0
+1
2
+1
0
+1
0
Леонид Шеремета

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here